.........

Главная » Статьи » Библиотечка

Как найти хорошую сиделку?

Жизнь в большом городе требует больших жертв: попавших в беду близких, тяжелобольных и стариков приходится отдавать на поруки чужим людям. Нет времени с ними сидеть, нет навыков за ними ухаживать. «Сиделки, почасовая оплата, дешево, россиянки» -- таких объявлений в интернете по запросу «сиделка» или «лежачий больной» выходит много-много страниц. Рынок патронажных услуг в Москве большой, но, увы, пока очень хаотичный. Как на нем не заблудиться?

Синяки и кражи

Летом моя знакомая Люда мучительно долго искала сиделку для бабушки. Пришлось сменить четверых и остановиться только на пятой. Была у Люды медсестра из Ташкента, с дипломом, но у бабушки после ее посещений обнаружились синяки: видимо, она падала. Еще была медсестра, работающая на скорой. После дежурства она уставала и ложилась спать на целый день. Одна девушка исчезла за день до окончания договора, прихватив с собой вещи из квартиры. Когда Люда пришла разбираться в патронажную фирму, выяснилось, что в договоре стоит имя другой девушки. При найме Люда не догадалась проверить паспорт. Думала, договора достаточно. В конце концов, по рекомендации знакомых она нашла сиделку через компанию, где директор лично знает весь свой персонал. Доверие внушало и то, что часть прибыли эта компания отдает на строительство храма под Тулой. Сиделка в результате оказалась женщиной не молодой, без медицинского образования, но с определенным опытом. Очень мудрой и спокойной. И эти качества сыграли решающую роль.

Кому доверять?

«Людей в первую очередь волнует проблема доверия и добросовестности патронажной компании. Представьте себе: вы впускаете в дом совершенно незнакомого человека и оставляете с ним вашего близкого. Прежде чем решиться на такое, о многом передумаешь, -- рассказывает Татьяна Евгеньевна Смагина, сотрудник патронажной службы Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете Москвы. -- К нам обращаются отнюдь не только верующие. Просто люди считают: если служба православная, значит, можно доверять». По словам Татьяны Евгеньевны, аналогичная ситуация и со службами других конфессий. Ей, например, приходилось взаимодействовать с еврейской организацией «Рука помощи», у которой тоже много подопечных. Но религиозных служб на всех желающих не наберется. Служба при комиссии, например, существует на пожертвования, поэтому штат небольшой: только 40 сотрудников. А по данным Департамента соцзащиты, в Москве около ста тысяч горожан нуждаются в постоянном уходе. Работа большинства патронажных компаний строится на коммерческой основе, а не на идее служения. И в этом, в принципе, нет ничего предосудительного, главное, чтобы правила игры были честными.

Как распознать однодневку?

 Мы поступили не очень честно и для убедительности сочинили «легенду»: дедушку разбил инсульт и теперь ему нужна сиделка. Выяснилось, что на рынке много патронажных компаний, которые работают как агентства по трудоустройству и подбору персонала. То есть фактически как посредники. Сиделки у них не в штате и даже не на договоре, а в базе данных. Подробности выясняются по телефону, подписать договор и передать деньги предлагают в невзрачной комнатке под названием «офис». Сиделку, если не понравится, обещают заменить. У крупных компаний есть приличный интернет-сайт и офис, а также грамотно составленный многостраничный договор. К персоналу там обычно предъявляют набор стандартных требований, часто берут только людей со средним медицинским образованием, причем копии дипломов, сертификатов и рекомендаций прикрепляют к договору, который заключают с клиентом. Заказчику на выбор показывают нескольких сиделок. Все это внушает больше доверия, но не дает гарантии, что предоставленная сиделка подойдет вам с первого раза. В маленьких фирмах к подбору персонала более индивидуальный подход, там директор обычно знает всех своих сотрудников лично и сразу понимает, для кого подходит тот или иной подопечный. Ведь каждому в итоге нужно свое.

Стандарты профессии

Нет универсального набора навыков сиделки. Марина Евгеньевна, директор одной из патронажных компаний Москвы: «У меня среди подопечных есть, например, молодая женщина. Она одиннадцать лет прикована к постели. Уход за ней очень сложный, требует высокого профессионализма. Малейшее пятнышко может развиться в пролежни. А есть бабушка в состоянии склероза. Она нормально передвигается и все делает сама, но все забывает -- принять таблетки, выключить газ, собственный адрес. За ней просто нужен постоянный контроль». В первом случае нужен человек с медицинским образованием, во втором достаточно будет ответственной и душевной компаньонки. И оплата тоже будет разная.
Большинство фирм работают по принципу «один клиент -- одна сиделка». Хотя, если строго следовать технологиям патронажа, это неправильно. В подобных условиях люди быстро выгорают. Такая у сиделки специфика работы: кроме каких-то манипуляций неизбежен и психологический контакт с больным. Татьяна Смагина: «Представьте, вы каждый день ходите к одному и тому же человеку, говорите ему одно и то же, делаете одно и то же, он уже рассказал вам всю свою жизнь… Люди быстрее устают друг от друга. Хотя бывает, что, наоборот, очень привязываются». В патронажной службе комиссии обычно одного подопечного («один пост») ведут от трех до пяти человек. В этой группе могут быть молодые и сильные сиделки без медицинского образования, но обязательно хотя бы одна опытная, знающая, как работать с пролежнями, как делать уколы. Их работу лично контролирует глава группы -- наиболее опытная сестра. По тому же принципу работает православное патронажное сообщество под руководством Нелли Вострикова: «С тяжелым больным одному человеку трудно. У нас бабушка была, совсем лежачая, не говорила, ни на что не реагировала. Мы ее так хорошо реабилитировали: дыхательную гимнастику делали, упражнения, массаж -- все в комплексе, что она у нас теперь и сидит, и смеется, и говорит». Работа в группе получается эффективнее для пациента и легче для персонала, но затратнее для организаторов. В любом случае, если у вас тяжелый больной, сиделку нужно периодически менять.

Сиделки-гастарбайтеры

 Среди сиделок много приезжих из других регионов или бывших советских республик. Нужно ли их бояться? Есть компании, принципиально отказывающиеся давать работу тем, у кого нет регистрации в Москве или области. С другой стороны, если в службе работают исключительно приезжие, это может вызвать подозрения: значит, здесь гонятся за дешевой рабочей силой, а качество услуг на втором месте. Татьяна Смагина признает, что проблема с гастарбайтерами существует: многие приезжают сюда не работать, а на заработки. То есть их задача -- в максимально короткий срок получить максимальные деньги. Такие люди, как правило, ищут пост с проживанием. Варианты, когда работать надо всего несколько часов в день, их не устраивают: выгоднее найти одного клиента на полную ставку. Еще один крупный недостаток «залетных» сиделок: они все время находятся в поисках лучшего варианта, и, если он подвернется, вашего подопечного могут бросить. Общее же правило таково: в порядочной фирме и сиделки порядочные, независимо от того, откуда они родом, из арбатских переулков или из киргизской деревни. У Нелли Вострикова, например, работают несколько девушек-киргизок, и она ими очень довольна. У Нелли есть подопечная бабушка, которая просто влюблена в киргизку Раю: если ее кладут в больницу, она соглашается, только чтобы Рая с ней сидела. Нелли: «Я ей говорю: Рая, тебе надо во много раз лучше работать, чем русские, на тебя же иначе все местные сестры коситься будут». У Марины Евгеньевны одни и те же приезжие из других регионов и ближних стран работают помногу лет: люди проверенные и не доверять им повода нет. Уезжают в отпуск, потом возвращаются. А в том, что сиделки приезжают в Москву, Марина ничего предосудительного не видит: в регионах слишком тяжелая ситуация, а если человек хорошо и честно трудится, почему же его не взять?

За деньги и без

 Цены на патронажные услуги начинаются от ста рублей в час. Чем меньше часов взять, тем дороже. Наценку берут за онкологических и инфекционных больных, а также за пациентов с нарушениями психики и с весом более ста килограммов. Подсчитав, что за гипотетического дедушку придется отдать половину зарплаты, мы решили попробовать найти бесплатную службу. В нашей комиссии, увы, все сестры перегружены работой. Чтобы стать подопечным фонда «Рука помощи», как и государственного унитарного предприятия «Моссоцгарантия», нужно оформить пожизненную ренту (то есть после смерти дедушки квартира перейдет в собственность этих организаций). И тут вспомнилось: медицинских сестер предоставляют одиноким и одиноко проживающим инвалидам и пенсионерам в муниципальных органах соцзащиты. Но заведующая социально-медицинским отделением комплексного центра социального обслуживания «Щукино» вздохнула с сожалением: в «Щукине» сейчас помощь медицинских сестер на дому получают 60 человек и шесть стоят на очереди. Причем среди ожидающих есть и ветераны Великой Отечественной войны. «Так что до вашего дедушки очередь вряд ли дойдет в ближайшее время». А чтобы в очередь встать, сначала нужно получить у них специальный бланк для медицинского заключения. Лечащий врач из поликлиники должен подробно расписать там, зачем и почему человеку нужен уход на дому, с указанием всех диагнозов. (При этом онко-, псих- и туберкулезные больные социальными центрами не обслуживаются.) Потом в ЕИРЦ надо получить единый жилищный документ, с этими документами прийти в социальный центр и там беседовать с заведующей, составлять личное заявление и заполнять еще другие бумаги. К сожалению, места освобождаются только после смерти подопечных. «Социальные» медсестры не сиделки в полном смысле слова. Они приходят три раза в неделю, оказывают доврачебную помощь, стригут ногти (только на руках), измеряют давление, проверяют срок годности лекарств и, как сказали нам в «Щукине», оказывают морально-психологическую поддержку.

Больница

После такого захотелось положить гипотетического дедушку в больницу: там за ним по крайней мере будет медицинский присмотр. Но выяснилось, что и в больницу нужно брать свою сиделку. Штатные сестры в отделении физически не успевают ухаживать за тяжелыми больными. Обычно в таких отделениях, как неврология или травматология, складываются неформальные сообщества из своих же медсестер. В неурочное время они подрабатывают сиделками. Например, сразу после смены не идут домой отсыпаться, а остаются еще на полдня со своим подопечным. Понятно, что это происходит неофициально. Просто руководство дает возможность подработать своим же. Главная медицинская сестра городской больницы № 53: «По штату все наши сестры -- сестры по уходу, но времени на индивидуальную работу с тяжелыми больными у них может не хватать. Родственники вправе привести свою сиделку к больному. Для этого требуется договоренность с завотделением. Документы о медицинском образовании у сиделки никто требовать не будет -- только удостоверение личности. Никаких медицинских манипуляций -- уколы, капельницы -- человек со стороны делать не может. По предписанию врача может сделать клизму, поменять повязку на пролежнях, осуществить гигиенические процедуры. А так обычный набор действий сиделки в больнице простой: дать попить, покормить, запить таблетки, отвести на процедуры, поменять памперс, поставить судно, подвинуть, повернуть, причесать, поговорить».

Диплом или опыт?

Курс сестринского ухода есть в учебной программе любого медучилища, но, по словам Ольги Юрьевны Егоровой, старшей сестры патронажной службы комиссии, очень краткий. В Свято-Димитриевском училище сестер милосердия, наоборот, разработан свой, очень подробный курс по уходу за больными. Кроме того, здесь же есть отдельные курсы патронажных сестер, обучение длится год, по окончании выдается диплом младшего медицинского работника.
Некоторые манипуляции по закону разрешено делать только человеку с медицинским образованием: это уколы, капельницы. Пролежни -- вообще особый случай. Если они появились -- это повод предъявить претензию компании, предоставившей сиделку. У пролежней бывает несколько стадий, и патронажной сестре разрешено только обрабатывать их (причем на каждой стадии -- свой способ), а лечением и назначениями занимается хирург. Но руководители небольших компаний в один голос говорят, что главное качество, по которому они отбирают себе персонал, это готовность много работать и надежность. Нелли Вострикова: «Я должна быть уверена, что сестра пойдет на дежурство, а не отлучится куда-то по своим делам. Если есть желание работать, опыта, профессиональных хитростей можно быстро поднабрать от других сестер. А так, приходили ко мне и женщины с медицинским образованием, а работали плохо. Из 20 претенденток обычно отбираю одну».

В любом случае, если кому-то из близких нужен уход, временный или постоянный, готовьтесь к долгим поискам и хождениям по фирмам. И молитесь о ниспослании вам той единственной и незаменимой. Но, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. 

Светлана АБРИКОСОВА



Источник: http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=8&id=14219
Категория: Библиотечка
Просмотров: 3946